Жизнь требует от нас знания худшего, чтобы делать из него лучшее.
Гордон Олпорт

 
 

+ БИБЛИОТЕКА / Статьи и монографии

Первая летняя школа по экзистеницальному консультированию- (2003-10-05 21:35:53)

 

«Психология на 90 процентов – это психология “человека обусловленного”, детерминированного, равного самому себе. Оставшиеся 10 процентов дают ему шанс стать действительно человеком, “выйти за пределы” самого себя... Я хотел бы посвятить эту школу известному ученому – Илье Пригожину, недавно умершему. Он не психолог, – химик, лауреат Нобелевской премии. Исследуя неорганические соединения и происходящие в них процессы, Пригожин сделал вывод: нет жесткой заданности, цепочка детерминированности даже в неорганике разрывается, и варианты дальнейшего хода событий могут приобретать самый неожиданный характер. Даже в неорганике... Стоит ли говорить о человеческой жизни, судьбе? Человек свободен...» – такими словами открыл Первую летнюю школу по экзистенциальному консультированию руководитель ее программы, доктор психологических наук Д.А.Леонтьев.

Проходила Школа с 15 по 22 июня текущего года близ прекрасного подмосковного города – Звенигорода. Главным ее организатором выступал Институт экзистенциальной психологии и жизнетворчества (директор Института – Д.А.Леонтьев). Участники съехались из самых неожиданных мест России и ближнего зарубежья. Кроме Москвы и Санкт-Петербурга, география адресов включает Набережные Челны, Кемерово, Киров, Нижний Новгород, Томск, Пыть-ях (Сибирь), Таллин (Эстония).

Как водится во всех летних школах, прожито по 25 часов за каждые сутки. Вводные лекции, обсуждения “в круге”, психотерапевтические этюды, учебно-терапевтические упражнения, мужественная работа участников по выстраиванию отношений (то, что профессионал отстраненно назвал бы “групповой динамикой”), просмотр художественных и документальных фильмов, внеурочное общение с гитарой, песни по ночам – всего не перечислишь. Шутки, анекдоты и притчи, резюмирующие теорию, своей остротой и честностью определяли всю атмосферу школы.

Однако читатель, вероятно, ожидает, когда приоткроется дверка в тематическое содержание школьной программы. Несовершенство и риск, усилие и преодоление, жизнетворчество ребенка и родительское воспитание, биография и выбор, понимание и открытие, встреча и одиночество – темы школьных дней. Но все-таки, нам думается, центральной темой, вокруг которой выстроилась вся школьная жизнь, стала тема Встречи : с миром, с Другими, с собой и своей жизнью.

“Скажи мне, что ты делаешь со своей жизнью, и я скажу, кто ты”, – авторство не установлено, но, точно, – “школьное”. Итак…

Вначале было слово

В день заезда, получив ключи, освоив временные “жилища”, исследовав окрестности, мы, наконец-то, собрались все вместе. Увидели и услышали друг друга. Нас много. Мы очень разные... Студенты и преподаватели, аспиранты и уже “остепененные”, психологи, психотерапевты, педагоги…Те, кто уже состоялся в профессии, и совсем новички. Приверженцы различных психотерапевтических подходов. Яркие, творческие люди, приехавшие со своими идеями и даже авторскими фильмами, готовые щедро делиться своим профессиональным и жизненным опытом.

Дмитрий Алексеевич Леонтьев и Елена Ростиславовна Калитеевская (Москва) – символические “родители” новорожденной школы. Дмитрий Алексеевич “вел” школу, а Елена Ростиславовна “вела” группу (хотя временами мы “велись” вполне самостоятельно).

Чтобы сократить путь участников друг к другу, Елена предложила психотерапевтическую игру, заполнившую все время и пространство первого школьного вечера, и упоминаемую на протяжении всей школы. Выбор, снова выбор... Что и как мы делаем с собственной жизнью? Я – в ответе за содеянное или перекладываю ответственность на другого? Свобода или претерпевание? Вправе ли мы вмешиваться, влиять на жизнь другого? Как дóлжно бы относиться к тайне человеческой жизни?.. Вне попытки ответить на эти вопросы наша профессия может превратиться в бездумное, жестокое ремесло. Если “ психотерапевт работает собой …”, то какова же личность человека, избравшего поприще психотерапии: “душевед” или “душегуб”?

В начале работы у нас были очень разные, порою противоречивые чувства и ожидания. У каждого это выражалось по-своему. “Экзистенциальная тревога и как с ней не бороться... Из публикаций словечко "не" постоянно выкидывали...”, – шутил Дмитрий Алексеевич. Но в какой-то момент произошел совершенно естественный “перелом”, участники примирились с непредсказуемостью грядущего, неизбежностью неведения, с отсутствием гарантий “в обучении и отношениях”. Стало ясно, что выстраивать отношения придется самим, а чтобы быть услышанными друг другом, нужно говорить и, желательно, вслух… И школа зажила своей собственной жизнью.

Мы познали причины и следствия, а также то, что есть вещи совершенно ни с чем не связанные (и не мечтайте!). Рашад Ахмеров (Набережные Челны) – один из разработчиков направления LifeLine и каузометрии. Этот немногословный человек, структурируя время жизни, не вступая на территорию личных подробностей каждого, показал нам дорогу к человеку-автору собственной жизни, остро чувствующему наполненность или опустошенность своего настоящего, реализованность или нереализованность в прошлом, перспективу будущего или кризис бесперспективности.

Всего на несколько часов приехала к нам Елена Мазур (Москва). Она познакомила участников школы с экзистенциально-соматическим подходом в работе с психической травмой. Это был Урок открытости и искренности. Работа с психической травмой – встреча Двоих, требующая от человека мужества и терпения, будь он клиентом или психотерапевтом.

Светлана Кривцова и Наталья Дедко (Москва) приблизили к нашей аудитории идеи Альфрида Лэнгле, известного своими работами в области теории и методологии экзистенциально-аналитического подхода в психотерапии. В этот день центральными темами стали: Могу ли я быть в этом Мире? – о способности выдерживать, опираться, доверять. Нравится ли мне моя жизнь? – о любви, ценностях, способности печалиться. Имею ли я право быть таким, каков я есть? – о выборе, совести, уважении. И, наконец, каков смысл моей жизни? Ради чего я живу? Светлана и Наталья показали, как позиция человека “прорастает” в его жизнь, и что хозяин и позиции, и жизни – сам человек. К тому же, нам, участникам школы, был дан шанс поработать с личным доверием Миру прямо здесь, в нашей группе.

Единственный “общешкольный” выход на природу случился на шестой день работы. Вячеслав Летуновский (Москва) поведал нам об экзистенциально-инициальном (“жизнеизменяющем”) подходе Калфрида Дюркхайма и предложил практическую работу на вольном воздухе с деревянными японскими мечами ( боккенами ). Какое счастье сесть на траву, вдохнуть полной грудью и... Представшее в следующие минуты перед глазами зрелище завораживало! Со стороны все казалось красиво и просто. Но вот – меч в руках! И снова – встреча с собой, но совершенно иное ощущение тела, Мира, Партнера. Никакой двусмысленности. Удар мечом, подчеркнул Вячеслав, – всегда либо “да”, либо “нет”. “У каждого из Вас сейчас есть один удар. В нем – вся ваша жизнь ! Проживите ее в этом единственном ударе!” Какая сосредоточенность и серьезность на лицах участников! То, как мы можем выстраивать отношения с партнером, показали упражнения в парах.

Над поляной, где занималась группа, долго кружили два ворона. Кто-то рассказал легенду о том, что поле это действительно когда-то было местом исторических сражений между князьями Москвы и Звенигорода. “Они ждут...”

Кое-кто умудрился посадить занозу совершенно гладким, отполированным японским мечом. Увидев каплю крови, Вячеслав улыбнулся: “У Вас настоящая инициация ...”

С большим нетерпением мы ждали приезда Елены Яцуты (Кемерово). Елена гостила у нас всего два дня, но радость Встречи с живым, искренним и очень талантливым человеком жива в нас и сейчас, когда мы пишем эти строки. Она представила оригинальный и очень бережный по своей сути подход к человеку. Не напрямую, а опосредованно – через текст , его содержание. Подход замечателен тем, что каждый в открывшемся перед ним “пространстве понимания” открывает свои истины. Влияние психолога сведено к минимуму. Огромное уважение к человеку, неприкосновенность личностного, сакрального.

Материалом для этого занятия послужил диалог Мартина Бубера и Карла Роджерса, текст которого был опубликован в № 4 Московского психотерапевтического журнала за 1994 год. Вопрос: был ли диалог, произошла ли Встреча между двумя известнейшими людьми? Читали дважды по ролям, с остановками и без... Такого накала страстей школа не знала ни “до”, ни “после”. И когда Елена сказала: “Все. Время, к сожалению...”, мы вдруг очнулись и замолчали. Стало стыдно и хотелось просить друг у друга прощения... “Это нормально. Так поначалу и бывает... Вернее, “без этого” ничего не бывает...”. Надеемся, кое-чему научились.

Потом – молчание...

Приезда Федора Ефимовича Василюка ждали с первых дней школы. Интригу сохранить не удалось, информация все-таки “просочилась”. То здесь, то там говорили: “Василюк... Молчание...”

Елена Калитеевская: “Пауза – это замечательно, во время паузы часто происходит самое главное...”. И, обращаясь к Д.А.Леонтьеву: “Нужно готовить людей к приезду Василюка...”

Хотя, помнится, некоторые участники до конца оставались в счастливом неведении: “Ой! А я десять кассет заказала, чтобы записать текст Василюка!”, – смеялась одна из участниц школы после “марафона молчания”. Когда включили диктофоны, Федор Ефимович пошутил: “Будем записывать взмахи крыльев...”

Молчания ждали... Что было в том неторопливом, радостном ожидании? Обещание Встречи с собой подлинным. В потоке бесед, дискуссий, “мозговых штурмов”, жарких споров душа искала и ждала – молчаливой прохлады, родниковой воды, тишины, беседы с собой, Встречи с собой… Размышления о вещах извечных, важных и в то же время – простых, ясных и чистых, как первая улыбка младенца, как молитва старика.

Поначалу трудно было войти в молчание: насыщенность дней взбудоражила, накалила нас, кажется, до предела. И ветерок молчания принес с собой высвобождение, отдохновение, а кому-то – утешение и утишение боли... Участники школы открыли в эти минуты доверие, внимание к себе и другому, чувство единения, любви и принятия, терпеливость и терпимость. Остаток дня многие провели в задумчивости, не хотелось разрушать обретенное…

Мы были единодушны в своих чувствах и мнениях: то было прекрасное завершение школы.

Прощание

Школа была со-бытием и стала Событием. В памяти надолго сохранятся ставшие близкими – лица, имена, голоса... Вечера (за полночь!) с Дмитрием Алексеевичем и Еленой: стихи, гитара… Мелодия заканчивается, звучит последняя нота, и ладонь бережно прижимает струны.

Участники школы:

Ольга Бачинина,

Наталия Лобанова

 

 

 
liveinternet.ru