Экзистенция есть пламя, постоянно плавящее и изменяющее наши теории.
Рональд Лэинг

 
 

+ БИБЛИОТЕКА / Статьи и монографии

Моделирование «экзистенциальной дилеммы»: эмпирическое исследование личностного выбора- (2005-12-30 17:13:09) 

АВТОР(Ы): Леонтьев Дмитрий, Мандрикова Е.Ю.


 

//Вестник Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 2005. № 4. С. 37-42.

 

В настоящее время в области психологии, изучающей проблемы выбора и принятия решения, существует два крупных направления. К первому относятся классические теории рационального выбора, где критерии выбора лежат в успешности и оптимальности деятельности, а ко второму направлению примыкают экзистенциальные теории выбора, в которых критерии выбора полагаются внутри субъекта в качестве ценностей и смыслов.
Одним из крупных представителей второй линии является американский психолог С. Мадди (Maddi, 1998), который описал так называемую «экзистенциальную дилемму», встающую перед каждым человеком в его повседневных выборах: выбирается либо неизменность, воспроизведение прошлого, статус-кво, чреватое чувством вины за упущенные возможности, либо неизвестность, новое будущее, несущее в себе риск и чреватое чувством тревоги непредсказуемого Согласно теории Мадди, разные люди по своему психологическому складу могут быть склонны к одному или другому выбору. Вместе с тем альтернативы не эквивалентны: выбор неизвестности расширяет возможности найти смысл, а выбор неизменности их ограничивает. С этими взглядами перекликается и типология жизненных миров как форм структурирования взаимоотношений с миром (Леонтьев, 2004). В данном случае нам представлялось важным на эмпирическом материале продемонстрировать релевантность этой дилеммы обыденным ситуациям и частично описать её феноменологию.
Исследование проводилось на первом курсе вечернего отделения психологического факультета МГУ во время проведения общепсихологического ознакомительного практикума в трех аудиториях . Сначала в общей аудитории всем предлагалось перейти в одну из двух других аудиторий, причем чем предстоит заниматься в одной из них, сообщалось сразу (заполнение опросников – знакомое испытуемым занятие), а что будет в другой аудитории, было обещано рассказать уже там. Таким образом, создавалась ситуация выбора между знакомым и неизвестным, которая явно не обладала для наших испытуемых большой личностной значимостью. В итоге, все, покинув общую аудиторию, перемещались в одну из двух аудиторий с якобы различными формами работы. На деле, в обеих аудиториях испытуемые делали одно и то же: формулировали аргументацию выбора (письменное перечисление всех аргументов «за» и «против» сделанного выбора) и заполняли личностные опросники: опросник жизнестойкости С. Мадди в адаптации Д.А. Леонтьева и Е.И. Рассказовой, опросник толерантности к неопределеннности (Луковицкая, 1998), опросник каузальных ориентаций  Э.Деси и Р.Райана в адаптации Д.А. Леонтьева и О.Е. Дергачевой (Дергачева, 2005).
В исследовании принимало участие 48 студентов, преимущественно женского пола (средний возраст 19 лет): 28 человек выбрали аудиторию, где было известно, чем будут заниматься («выбор неизменности»), 20 человек выбрали аудиторию, где им предстояло на месте узнать, чем они будут заниматься в течение одной пары («выбор неизвестности»).
На основании качественного анализа аргументации протоколы всех участвующих в исследовании студентов вне зависимости от сделанного ими выбора после этого были гипотетически разделены нами на 3 группы. В группу «П» вошли те, кто сделал «истинный» выбор неизменности; в группу «С» вошли те, кто сделал ситуативный, «безличный» выбор; в группу «Б» вошли те, кто сделал «истинный» выбор неизвестности. Под истинным выбором в данном случае понимается сознательный и самостоятельный, осмысленно аргументированный выбор. К ситуативному выбору мы относили протоколы, где аргументами выступали особенности ситуации, низкая мотивация выбора, безразличие к тому, чем заниматься, - это и позволило нам назвать этот тип выбора «безличным».
При такой классификации в группах с «истинными» выборами неизменности или неизвестности оказалось по 10 человек, а в группе с «безличным» выбором – 28 человек, из них 18 человек фактически выбрали неизменность, а 10 человек – неизвестность.
Основной эмпирической гипотезой является предположение, что эти группы значимо отличаются по параметрам жизнестойкости, толерантности к неопределенности, личностной  автономии. Для этого оценим значимость различий между группами с помощью непараметрического критерия Манна-Уитни (для попарного сравнения групп) и проведем анализ средних в группах, имеющих значимые различия, для определения направления этих различий.
В предложенных далее таблицах введены следующие обозначения: N – количество человек в группе, M – среднее значение, S – стандартное отклонение, Uэмп  - эмпирическое значение показателя по критерию Манна-Уитни; Z – z-оценка; p – уровень значимости, указаны только значимые различия; группы: П – выбор неизменности, С – безличный выбор, Б – выбор неизвестности.
Согласно С.Мадди (Maddi, 1998), люди, осуществляющие выбор будущего (т.е. неизвестности) имеют более высокий уровень жизнестойкости по сравнению с теми, кто выбирает прошлое (неизменность). Следует предположить, что выделенные нами группы будут отличаться по уровню общей жизнестойкости и отдельных её параметров. Опросник жизнестойкости ориентирован на измерение установок, помогающих справляться со сложными жизненными ситуациями. С.Мадди выделяет установки на участие в собственной жизни («вовлеченность»), на активное стремление контролировать события («контроль») и на принятие риска, понимаемое как готовность субъекта принимать новые и необычные обстоятельства и активно справляться с ними («принятие риска», или «вызов»).
Н1: В группе с выбором неизвестности уровень жизнестойкости значимо выше, чем в группах с безличным выбором и выбором неизменности.
В табл.1 представлены значимые различия между группами при попарном сравнении групп и данные по средним и стандартным отклонениям, что позволит нам проанализировать направление этих различий по параметру жизнестойкости.
Табл. 1.
Данные по средним, стандартным отклонениям по опроснику жизнестойкости для каждой группы и значимости различий при попарном сравнении групп.

Методика

Шкалы

средние и станд. отклонения

попарные сравнения групп

п-ли

П N=10

С
N=28

Б
N=10

п-ли

П-С

С-Б

П-Б

Жизнестойкость

Общая жизнестойкость

M

87,20

89,82

105,20

Uэмп

 

72,00

23,00

S

19,87

19,11

15,12

Z

 

-2,24

-2,04

 

 

 

 

p

 

0,01

0,01

Вовлеченность

M

37,80

37,32

44,40

Uэмп

 

77,00

26,00

S

8,20

9,45

5,87

Z

 

-2,09

-1,78

 

 

 

 

p

 

0,01

0,05

Контроль

M

27,70

31,04

36,20

Uэмп

104,00

74,00

17,00

S

7,56

6,78

5,94

Z

-1,19

-2,19

-2,52

 

 

 

 

p

0,05

0,01

0,01

Принятие риска

M

21,70

21.46

24,60

Uэмп

 

91,00

33,00

S

6,00

4,96

4,48

Z

 

-1,63

-1,25

 

 

 

 

p

 

0,05

0,05

Как мы видим из табл.1 в группе «Б» (выбор неизвестности) значимо (p?0,01) выше уровень общей жизнестойкости, чем в группах «С» и «П» (с безличным выбором и выбором неизменности). Это позволяет нам отвергнуть нулевую гипотезу об отсутствии значимых различий и принять гипотезу Н1 относительно общего уровня жизнестойкости.
Это же на разных уровнях значимости можно сказать и по отдельным компонентам жизнестойкости  - вовлеченности, контролю и принятию риска. Кроме того, по параметру контроля можно также отметить, что при выборе неизменности он значимо ниже, чем при ситуативном безличном выборе. Полученные результаты по опроснику жизнестойкости могут свидетельствовать о том, что люди, осуществляющие выбор неизвестности, выбор будущего, более активно участвуют в том, что происходит в жизни, считают, что они могут контролировать события и их последствия и готовы учиться на собственных ошибках и извлекать из этого позитивный опыт. В отличие от них люди, делающие выбор в пользу неизменности, т.е. выбор прошлого, и безличный выбор (по сути, отказываясь от осуществления осознанного выбора) менее вовлечены в процесс своей жизни, считая её неподконтрольной их усилиям и стремятся к простому комфорту и безопасности, тяжелее воспринимая неудачи. При этом те, кто делает безличный выбор, оставляют себе чуть больше надежды на то, что они могут влиять на происходящее в их жизни, в отличие от предпочитающих неизменность.
Кроме жизнестойкости, важным дифференцирующим моментом в решении «экзистенциальной дилеммы» или основной предпосылкой для её осуществления является толерантность к неопределенности как способность выносить неопределенность и тревогу относительно негарантированного и непредсказуемого будущего. Анализируя этот показатель, можно предположить, что у тех, кто выбирает неизвестность он выше, чем у выбирающих неизменность или осуществляющих ситуативный выбор.
Н2: В группе с выбором неизвестности значимо выше толерантность к неопределенности, чем в группах с безличным выбором и выбором неизменности.
В табл.2 представлены значимые различия между группами при попарном сравнении групп и данные по средним и стандартным отклонениям, что позволит нам проанализировать направление этих различий по параметру толерантности к неопределенности.
Табл. 2.
Данные по средним, стандартным отклонениям по опроснику толерантности к неопределенности для каждой группы и значимости различий при попарном сравнении
групп.

Методика

Шкалы

средние и станд. отклонения

попарные сравнения групп

п-ли

П N=10

С
N=28

Б
N=10

п-ли

П-С

С-Б

П-Б

Толерантность к неопределенности

MSTAT – I

M

99,30

98,64

118,00

Uэмп

 

48,00

17,00

S

14,48

15,75

14,38

Z

 

-3,04

-2,49

 

 

 

 

p

 

0,01

0,01

           
Как видно из табл.2 показатель толерантности к неопределенности в группе, выбирающей неизвестность, значимо (p?0,01)  выше, чем в группах с выбором неизменности, и тем более с безличным выбором. Тем самым мы отвергаем нулевую гипотезу и принимаем гипотезу Н2 относительно уровня толерантности к неопределенности.
Таким образом, мы можем говорить о том, что для тех, кто выбирает будущее, характерна большая готовность к принятию неопределенности в мире и к тому, что будущее, возможно, будет неопределенным и частично непредсказуемым, чем для тех, кто выбирает прошлое или отказывается от совершения какого бы то ни было ответственного выбора. Развитая толерантность к неопределенности может быть как предпосылкой для совершения выбора будущего, так и его закономерным следствием, являя собой способ совладания с экзистенциальной тревогой относительно неизвестности будущего (Maddi, 1998).
Различия в типе выбора могут отмечаться и на уровне каузальных ориентаций, представляющих собой различные предпочитаемые стратегии принятия решений – автономность, конформность и безличность. В данном случае мы можем предположить, что в группе с выбором неизвестности будет преобладать автономная каузальная ориентация, то есть опора на себя в принятии решений, а в группе с безличным выбором – безличная каузальная ориентация (позиция выжидания или ухода от принятия решения и осуществления выбора).
Н3: В группе с выбором неизвестности показатель предпочтения автономной каузальной ориентации значимо выше, чем в группах с безличным выбором или выбором неизменности.
Н4: В группе с безличным выбором показатель предпочтения безличной каузальной ориентации значимо выше, чем в группах с выбором неизвестности или неизменности.
В табл.3 представлены значимые различия между группами при попарном сравнении групп и данные по средним и стандартным отклонениям, что позволит нам проанализировать направление этих различий по параметру предпочтения тех или иных каузальных ориентаций.

Табл.3
Данные по средним, стандартным отклонениям по опроснику каузальных ориентаций для каждой группы и значимости различий при попарном сравнении групп.


Методика

Шкалы

средние и станд. отклонения

попарные сравнения групп

п-ли

П N=10

С
N=28

Б
N=10

п-ли

П-С

С-Б

П-Б

Каузальные ориентации

Автономная

M

142,00

141,38

153,33

Uэмп

 

45,00

17,00

S

13,86

13,43

11,40

Z

 

-2,24

-1,48

 

 

 

 

p

 

0,01

0,05

Конформная

M

100,29

102,90

98,44

Uэмп

 

 

 

S

15,29

12,27

20,27

Z

 

 

 

 

 

 

 

p

 

 

 

Безличная

M

90,29

92,62

82.78

Uэмп

 

61,50

 

S

17,60

17,57

16,76

Z

 

-1,49

 

 

 

 

 

 

 

0,05

 

Из табл.3 видно, что выраженность автономной ориентации в группе с выбором неизвестности значимо выше, чем в группе с безличным выбором (p?0,01) и в группе с выбором неизменности (p?0,05). Т.е. по параметру автномности мы можем не только отвергнуть нулевую гипотезу, но и принять гипотезу Н3 в отношении безличного выбора.  В отношении же выбора неизменности мы можем с уверенностью только отвергнуть нулевую гипотезу. Далее обратим внимание на значимое (p?0,05) преобладание безличной ориентации в группе с безличным выбором по сравнению с группой, осуществляющей выбор неизвестности, что позволяет нам отвергнуть нулевую гипотезу в отношении гипотезы Н4.
Действительно, автономная ориентация характеризуется проявлением самодетерминации, опорой на себя в принятии решений, высоким уровнем компетентности и самооценки. Безличная же ориентация сопровождается феноменами «выученной беспомощности», ухода от решения проблем, минимальной самодетерминацией и «автоматическим» поведением (Дергачева, 2005). Таким образом, людей, выбирающих будущее, т.е. неизвестность, можно назвать более самодетерминированными, опирающимися на себя, имеющими внутреннюю мотивацию, в отличие от выбирающих прошлое и уклоняющихся от выбора. Последних же можно назвать несамодетерминированными, амотивированными, уходящими от принятия ответственности за совершаемый выбор или делающими этот выбор формально.
Таким образом, в проведенном нами квазиэкспериментальном исследовании нам удалось выделить на основании выбора, реально сделанного испытуемыми в малозначимой ситуации, и качественного анализа аргументации три группы людей, по-разному совершающих свой выбор. Как отчетливо видно из приведенных статистических данных, по своим психологическим характеристикам люди, выбирающие неизменность сближаются с теми, кто делает свой выбор формально, без осознания и осмысления; различий между ними практически не зафиксировано. В то же время те, кто выбирает неизвестность (будущее), значимо отличаются по большинству проанализированных параметров и от тех, и от других. Возможно, правильнее говорить не о трех, а о двух типах выбора –активном, автономном, субъективированном выборе, опирающимся на внутренние, субъективные критерии, работу сознания и принятие личной ответственности и неизбежной непредсказуемости последствий, и пассивном, объективированном выборе, стремящемся минимизировать изменения статус-кво и переложить ответственность за решение на внешние «подсказки» и выработанные стереотипы реагирования. Мы лишь частично затронули феноменологические отличия разных типов выбора; этот вопрос безусловно заслуживает более пристального внимания и глубокого изучения.

  1. Дергачева О.Е. Личностная автономия как предмет психологического исследования. Дисс.канд.психол.н. М., 2005.
  2. Леонтьев Д.А. К типологии жизненных миров // 2 Всероссийская научно-практическая конференция по экзистенциальной психологии: Материалы сообщений / под ред. Д.А.Леонтьева. — М.: Смысл, 2004. С. 114-116.
  3. Луковицкая Е.Г. Социально-психологическое значение толерантности к неопределенности. Дисс.канд.психол.н. СПб., 1998.

4)            Maddi S.R. Creating Meaning Through Making Decisions. / In Wong P.T.P. & Fry P.S. (Eds.) The Human Quest For Meaning: A Handbook of Psychological Research and Clinical Applications. Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum Associates. 1998.


Авторы выражают благодарность сотрудникам факультета психологии МГУ Загряжской Е.А. и Шевяховой В.Ю. за помощь в проведении исследования.
 
liveinternet.ru