В отношении будущего все ошибаются.
Милан Кундера

 
 

+ БИБЛИОТЕКА / Статьи и монографии

Экзистенциальные проблемы человека как жизненный вызов- (2013-02-19 21:19:31) 

АВТОР(Ы): Гришина Н.В.


 

Экзистенциальные проблемы человека как жизненный вызов

2011 ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Сер. 12 Вып. 4. Новые психологические исследования. УДК 159.9.

Рост влияния экзистенциальных подходов является одной из признаваемых специалистами тенденций развития психологии первого десятилетия XXI века. Ее примечательной особенностью становится «переход от изучения отдельных психических процессов и явлений к анализу целостных ситуаций человеческого бытия» [1], что отвечает методологическим принципам экзистенциального направления, сторонникам которого «важны не отдельные психологические реакции, а скорее психологическое бытие человека существующего» [2].
Развитие психологии, не только ее прикладных и практических областей, но и ее теоретических представлений, всегда было связано с реальностью и проблемами своего времени. Представления о благополучии человека в начале ХХ века основывались на его соответствии социальным критериям, что в качестве обязательного условия предполагало эффективную интеграцию человека в социум. Соответственно психологи решали задачи обеспечения условий благоприятного развития человека, коррекции его поведения и преодоления внутренних проблем. Но уже в 30-е годы, по утверждению А. Маслоу, «приспособительная» идея начинает подвергаться критике, а к середине ХХ века и в обществе нарастает неудовлетворенность идеями приспособления как основы успешного жизненного сценария. На смену им приходит интерес к раскрытию потенциала человека, «актуализационная» модель развития, предложенная гуманистическими психологами. Однако довольно скоро с ними начинают вступать в полемику экзистенциально-ориентированные психологи, задающиеся вопросом, в какой мере успешная самореализация (как ее понимали лидеры гуманистического направления) решает экзистенциальные проблемы человеческого существования [3]. Экзистенциальные, «философские» вопросы человеческого существования все острее встают сегодня перед человеком, что в немалой степени является следствием изменений социального контекста жизни людей. Наиболее фундаментальное из них — переход от относительной стабильности общества к «текучей реальности» современности, для которой характерны рост неопределенности, снижение роли внешних детерминант поведения человека и соответствующее усиление внутренней детерминации, самодетерминации поведения человека, фактически осуществляемый им выбор своего жизненного сценария и — как следствие — ответственность человека за свое собственное существование. Возможно, в наиболее яркой и образной форме этот он- тологический вызов выразил Э. Фромм: «Жизнь не может быть “прожита” путем простого повторения модели своего вида. Человек должен жить сам. <…> Человек — единственное живое существо, которое ощущает собственное бытие как проблему, которую он должен разрешить и от которой он не может избавиться» [4].
Р. Мэй, один из наиболее влиятельных психологов экзистенциального направления, называет ключевой проблемой нашего времени «подавление онтологического чувства бытия». По его мнению, «отчаиваясь найти смысл жизни, люди сегодня прибегают к различным способам притупить свое сознание бытия — через уход в апатию, психическую нечувствительность, в поиск наслаждений. Другие, в особенности молодые люди, выбирают страшные способы ухода, совершая самоубийство, и таких случаев все больше и больше» [2, с. 5]. И далее: «…в нашей культуре мы действительно не решаемся вести разговоры о бытии. Это слишком откровенно, слишком интимно, слишком эмоционально. Прячась от бытия, мы теряем как раз то, что больше всего ценим в жизни, так как восприятие бытия связано с наиболее глубокими и базисными вопросами, такими как любовь, смерть, тревога, забота» [2, с. 6].
Именно эта проблематика и становится основной для экзистенциального подхода. Как пишет в начале своей книги Якобсен, диагностика психологического нездоровья не является единственной целью психологии. «Психология также должна показывать людям, как можно развивать полноту бытия, как достигать трепетного чувства быть живым, как встречать несчастья и приближаться к состояниям счастья и любви и знанию того, что есть добро и зло в их жизни» [5].
Предметом практической работы психологов всегда были психологические проблемы человека. Понятие психологической проблемы, несмотря на его частое употребление, как правило, не определяется авторами учебников и словарей по психологии. Обычно под психологической проблемой понимается переживаемый человеком дискомфорт, испытываемые им затруднения, в общем, все то, что становится для него своего рода помехой в отношениях, деятельности, наконец, в обычной жизни и решении повседневных проблем.
В парадигме классической психологии предметом работы психологов были возникающие у людей внутренние проблемы, трудности в поведении и отношениях с окружающими и т. д., а задачей психологической работы — устранение этих проблем. Работа психоаналитиков была направлена на достижение внутренней гармонии и равновесия (в соответствии с гомеостатическим принципом функционирования личности, которого придерживался З. Фрейд: «индивидуумы … испытывают желание найти состояние, свободное от всякого напряжения» [6]), а удавшаяся, по их мнению, жизнь — это успешно найденный компромисс между требованиями социума и собственными желаниями человека. Бихевиористы были увлечены разработкой программ модификации и оптимизации поведения человека, обеспечивающего ему эффективное взаимодействие с окружающим миром. Их объединяло стремление помочь человеку в достижении наилучшего приспособления к окружающему миру. Цель практической работы может формулироваться на разных уровнях общности — от частных до стратегических, но в любом случае предполагает такое решение психологической проблемы, благодаря которому человек, «освобождаясь» от нее, получает возможность более полно функционировать, развиваться и существовать.
Изменения, происходящие в социальной реальности, порождают новые проблемы в жизни людей ставят новые задачи и и приводят к изменению целей и приоритетов психологической работы, что порождает необходимость уточнения целей и задач психологической работы в практикоориентированных областях.
В центре внимания теоретического анализа и практической работы экзистенциально ориентированных психологов — экзистенциальные проблемы человека. Экзистенциальные проблемы — это также психологические проблемы, однако они имеют принципиально другую природу, отличающую их от других, переживаемых человеком.
Отечественному психологу экзистенциальные проблемы человека, пожалуй, более всего известны по книге И. Ялома «Экзистенциальная психотерапия». По Ялому, экзистенциальный подход акцентирует внимание на конфронтации индивида с данностями существования. В его работах рассматриваются четыре «конечные данности» — жизненные факты, имеющие принципиальное значение для существования человека: «смерть» как «наиболее очевидная, наиболее легко осознаваемая конечность или данность »; «свобода», которая «в экзистенциальном смысле» представляет собой «отсутствие внешней структуры», означающее, что «индивид несет полную ответственность за свой мир — иначе говоря, сам является его творцом»; «экзистенциальная изоляция» как фундаментальный факт существования человека, поскольку «каждый из нас в одиночестве приходит в мир и в одиночестве должен его покидать» (добавим — и сам должен прожить свою жизнь); «бессмысленность» как необходимость решения человеком задачи поиска смысла индивидуального существования [7].
Медард Босс (вместе с другими экзистенциальными аналитиками, оказавший влияние на становление экзистенциального подхода в психологии, по утверждению того же Ялома) перечисляет следующие семь фундаментальных характеристик человеческого существования: 1) пространство — «человеческие существа живут в пространстве»; 2) время — «человеческие существа живут во времени»; 3) телесность — «человеческие существа раскрываются через свое тело»; 4) социальность мира — «человеческие существа живут в разделяемом мире»; 5) «настроенность» — «человеческие существа всегда пребывают в определенном настроении, в определенной психологической атмосфере »; 6) исторический контекст — «человеческие существа живут в историческом контексте»; 7) характеристика, именуемая в экзистенциальной литературе «бытие-к- смерти» — «человеческие существа живут с осознанием собственной смерти». Эти базовые условия, которые могут быть названы экзистенциалами, являются ключевыми факторами жизни каждого [5, р. 12–13].
Э. Фромм, В. Франкл, Р. Мэй и другие экзистенциально ориентированные исследователи утверждают приоритет тех или иных факторов или же, в свою очередь, акцентируют внимание на других экзистенциальных аспектах человеческого существования, однако в любом случае проблемное поле экзистенциальной психологии определяется содержанием экзистенциальных проблем.
Несмотря на различия в предпочитаемых терминах или формулировках, могут быть выделены и описаны особенности экзистенциальных проблем, принципиально отличающие их от других психологических проблем.
Прежде всего, экзистенциальные проблемы имеют универсальный характер. Когда речь идет о психологических проблемах человека, то чаще всего имеются в виду индивидуальные проблемы, связанные с теми или иными личностными, глубинными особенностями человека, поэтому они могут быть очень разными — проблемы с самооценкой, общением, уверенностью в себе, трудностями в принятии решений и т. д. Экзистенциальные проблемы, в отличие от «обычных» психологических проблем, берущих свое начало в мире субъективности человека, проистекают из столкновения, «конфронтации», как говорят экзистенциальные психологи, человека с проблемами бытия. Бытие как огромный мир, как единый жизненный процесс, в который мы все включены, едино для всех. Универсальный характер экзистенциальных проблем означает, что они постоянно присутствуют в жизни человека, независимо от того, переживает ли он их в данный момент и осознает ли эти проблемы вообще. Кроме того, их универсальность проявляется в том, что они одинаковы для всех людей (хотя, понятно, решаются и переживаются глубоко индивидуально). Конечность жизни, поиск ее смысла, мера собственной свободы и ответственности — все люди открыты этим проблемам и находятся перед необходимостью их решать.
Экзистенциальные проблемы имеют фундаментальный характер. Они затрагивают самые сущностные вопросы человеческого существования, а потому их решение оказывает сильное влияние на психологическое благополучие и здоровье человека. Базовый характер этих проблем проявляется и в том, что они лежат в основе других проблем. Это означает, что переживаемые, нерешенные человеком экзистенциальные проблемы могут проявляться, конкретизироваться в самых разных проблемах и жизненных ситуациях. Например, женщина, которая болезненно переживает появление собственной семьи у своего сына, являющегося ее единственным близким человеком, и в сущности противится его самостоятельной жизни, может иметь проблемы смыслового характера. Для нее ее сын является единственным смыслом жизни и его уход делает ее жизнь бессмысленной. Или же она болезненно боится одиночества, и хотя ей искренне кажется, что дело просто в том, что избранница сына ему категорически не подходит, на самом деле присутствие сына заполняет пустоту ее жизни. Особенностью экзистенциальных проблем является также то, что они не имеют разового решения. Психологическая проблема человека, даже сложная, может быть успешно решена, и человек к ней не возвращается. Экзистенциальные проблемы — это вызовы, которые требуют постоянного ответа. На разных возрастных этапах или под влиянием каких-то жизненных событий перед нами встают те или иные экзистенциальные проблемы. Например, в детстве ребенок узнает о смерти, испытывает страх, но довольно легко успокаивается, тем более что мама сказала, что это будет очень нескоро. Подросток «играет со смертью», представляя себе, как будут горевать близкие и как, наконец, поймут, как они были несправедливы к нему, если потеряют его, например, в случае его какого-нибудь героического поступка. В зрелом возрасте люди сталкиваются со смертью и уходом самых близких людей, а затем нам предстоит подготовиться и к собственному уходу. На каждом жизненном этапе в силу жизненных событий или возрастных изменений мы должны находить соответствующие нашему уровню зрелости ответы. Нельзя раз и навсегда решить проблему смысла жизни — на разных жизненных этапах мы находим разные смыслы. Таким образом, экзистенциальные проблемы требуют постоянной работы человека.
Эта точка зрения близка и другим авторам. В частности, К. Юнг отмечал, что серьезные проблемы жизни никогда полностью не разрешаются, а значение и цель проблемы состоят не в ее разрешении, а в постоянной работе над ней.
Это однако не означает, что экзистенциальные проблемы являются предметом постоянных раздумий или переживаний человека. Они обостряются и требуют ответа в определенные моменты жизни, которые могут быть связаны с возрастом (например, подростковым), кардинальными изменениями в жизненной ситуации (например, разводом, потерей работы, утратой близкого) или нарастающей потребностью в переменах, возникающей в силу каких-то внутренних изменений, — изменений жизненных приоритетов, ценностей, жизненных планов и целей, неудовлетворенности жизненной ситуацией и др.
Экзистенциальные психологи исходят из того, что человек всегда существует в процессе становления. Они предпочитают именно этот термин, подчеркивая постоянный процесс движения жизни. Так, по мнению К. Роджерса, поскольку человеческая природа определяется тем, как человек осознает свое бытие, она никогда не может быть определена полностью: «Жизнь в ее лучшем виде — это текущий и изменяющийся процесс, в котором ничто не является неизменным» [8].
Цель становления — реализовать всю полноту бытия. В сущности, в этом и состоит «функция» экзистенциальных проблем — они для того и существуют в нашей жизни, чтобы служить вызовом, «тревожить», заставлять перепроверять и пересматривать жизненные приоритеты и отношения. Хайдеггер считал, что именно кризисные жизненные ситуации являются средством прорыва человека от повседневности и рутинности существования к его аутентичности и подлинности. Однако каково должно быть достигаемое, так сказать, «идеальное» состояние внутреннего мира человека?
Описание психологического благополучия (как и психологического здоровья, как и здоровья вообще) представляет немалую сложность. Подобно тому, как здоровье легче всего определяется как отсутствие болезни, позитивные психологические феномены, такие, например, как благоприятный психологический климат, эффективная коммуникация или благополучная семья, зачастую также описываются как отсутствие негативных проявлений или трудностей.
Какой тип благополучия приходит на смену преодолению болезненных проблем, переживаемых человеком? Обыденное сознание связывает благополучие человека, человеческих отношений, семьи с отсутствием проблем, но это, безусловно, не так.
В связи с разрабатываемым им понятием самоактуализации А. Маслоу писал: «Самоактуализация — это не отсутствие проблем, а движение от преходящих и нереальных проблем к проблемам реальным» [9]. Это означает, что если рассматривать самоактуализацию как некую (возможную) эффективную модель человеческого существования, то само это эффективное существование означает не свободу от любых проблем, а отсутствие «преходящих и нереальных» проблем, которые имеют невротический характер и уводят человека от его подлинности.
«Реальные» проблемы — это те, которые действительно стоят того, чтобы человек затрачивал на них свои усилия и время жизни, например, такие как поиск смысла, выстраивание удовлетворяющих отношений с другими и т. д.
Жизненные, или онтологические, факты (например, такие как неизбежность физической смерти) представляют собой экзистенциальные вызовы, на которые отвечает человек в процессе своего существования. Одним из ключевых понятий экзистенциальной психологии является понятие выбора. Проблематика жизненного выбора не является прерогативой экзистенциальной психологии, однако именно экзистенци114 альный подход придает понятию выбора фундаментальное значение. Вся жизненная история человека рассматривается как результат его выборов, в том числе и выбора решения экзистенциальных проблем.
Каждая экзистенциальная проблема, подобно любой кризисной ситуации человека, имеет конструктивное и деструктивное решение. Р. Мэй, в частности, определяет и саму цель практической психологии как «превращение деструктивных конфликтов в конструктивные» [10].
Природа кризиса, как известно, двойственна — он содержит как разрушительное, так и созидательное начала. Результатом проживания кризиса становится некое новообразование, соответствующее его содержанию. Ничто новое не появляется без разрушения старого. Медленность и постепенность изменений реальности прошлого делала их фактически неощутимыми при жизни одного поколения, как и одного индивида, а скорость сегодняшних изменений делает процесс разрыва с прошлым иногда довольно болезненным, увеличивая «давление реальности» и порождая стремление человека к «избавлению» от проблем. Это приобретает все большую остроту, поскольку формы «ухода» современных людей от реальности становятся все более тревожащими. Б. Якобсен формулирует экзистенциальные проблемы в виде следующих жизнен- ных дилемм: 1) «Счастье vs Страдания»; 2) «Любовь vs Изолированность»; 3) «Несчастья vs Успешность»; 4) «Страх смерти vs Вовлеченность в жизнь»; 5) «Свободный выбор vs Обязательства жизненной реальности»; 6) «Смысл жизни vs Бессмысленность» [5, р. 14–15].
Обычно дилемма означает «суждение, в котором предмету приписываются два противоречащих признака, исключающих возможность третьего»; в повседневном употреблении дилемма означает «обстоятельства, заставляющие принять одно из двух решений, выбор между которыми крайне затруднителен» [11].
Эта бинарная оппозиционность довольно характерна для описания социального мира и жизненного мира человека, равно как и для обыденного сознания человека (например, Ю. М. Лотман пишет, что «в основе внутренней организации элементов текста, как правило, лежит принцип бинарной семантической оппозиции: мир будет члениться на богатых и бедных, своих и чужих, правоверных и непросвещенных, людей Природы и людей Общества, врагов и друзей» [12].
Кажущаяся очевидность бинарной оппозиции не должна вводить в заблуждение (следует отметить, что принцип бинарности подвергается критике современными философами [13]).
Экзистенциальные проблемы, хотя и ставят перед человеком задачу выбора, не могут однако рассматриваться как дилеммы. Каждый из полюсов существует, поскольку существует другой. Мы понимаем счастье через страдание, любовь через изолированность, а смысл жизни через бессмысленность. А. Маслоу, в своем описании самоактуализации как проявления личностной зрелости, подметил эту «неоппозиционность » традиционных оппозиций: «На уровне самоактуализации разрешаются многие противоречия, оппозиции превращаются в неразрывное единство, а мышление через оперирование дихотомиями превращается в незрелое. Для самоактуализирующихся людей наличествует сильная тенденция к слиянию эгоизма и неэгоистичности в единую, высшую целостность. Работа превращается в игру, отдых и труд также ненамного отличаются друг от друга. Когда долг становится удовольствием и удовольствие пронизано чувством долга, теряется их оппозиционность, они становятся нераздельными.
Высшая зрелость открывает в себе детские качества, и в здоровом ребенке мы обнаруживаем некоторые качества, присущие зрелому человеку, находящемуся на высоком уровне самоактуализации. Разорванность между внутренним и внешним, между самостью и всем остальным делается не столь яркой, менее выражена, и на высших уровнях развития они взаимопроникают друг в друга. “Дихотомизация” становится характеристикой низшего уровня личностного развития и психологического функци- онирования, являясь одновременно причиной и эффектом психопатологии» [14] (выделено мной. — Н. Г.).
Мы привели столь обширную цитату ради последней фразы, которая однако не была бы понятна без предыдущих рассуждений. «Дихотомизация» экзистенциальных проблем дает их плоское изображение, тогда как в действительности их биполярность создает напряжение, требующее «третьего» решения.
Альтернативой смерти как жизненного факта является бессмертие. Однако если смерть есть очевидное зло, то и бессмертие не является благом (как показывает философский анализ проблемы бессмертия [см., например: 15]). Конструктивной альтернативой смерти является способ жизни, обеспечивающий полноту бытия и высшую удовлетворенность человека. И. Ялом указывает на наличие эмпирических данных, доказывающих, что удовлетворенность жизнью способствует снижению страха смерти, выступая тем самым в качестве фактора позитивной защиты от страха смерти. Зависимость как характеристика человеческих отношений, по мнению психотерапевтов, является распространенной и болезненной психологической проблемой. Однако ее альтернативой не может быть независимость, так как она невозможна для любого человека, включенного в систему социальных отношений. Более того, фиксированность на ложной цели независимости может, в свою очередь, породить психологические проблемы у человека. «Третье решение», являющееся конструктивным ответом на экзистенциальную задачу выбора человеком своего способа отношений с окружающим миром, — это личностная автономия.
Таким образом, экзистенциальные проблемы человека — это проблемы, скорее, «трехмерного» пространства, конструктивное решение в котором находится не предпочтением или отказом от одного из очевидных выборов, но альтернативой, индивидуально выстраданной и пересматриваемой.
Экзистенциальная психология с ее акцентом на сущностных вопросах человеческого существования побуждает к поиску новых ответов на «вечные» для психологии вопросы о предмете и целях психологической работы с проблемами человека. Принципиальное отличие экзистенциальных проблем от других психологических проблем человека состоит в том, что они не требуют «устранения», напротив, «проживание » экзистенциальных проблем — это и есть жизнь. Экзистенциальные проблемы — это те «вызовы», ответы на которые и составляют сущность «жизнетворчества».

Литература
1. Знаков В. В. Психология понимания: проблемы и перспективы. М.: Изд-во ин-та психологии РАН, 2005. С. 122.
2. Мэй Р. Открытие Бытия. М.: Изд-во ин-та общегуман. исслед-й, 2004. С. 56.
3. Cм. подробнее: Гришина Н. В. Экзистенциальная психология: поиск смысла и самотрансценденция // Психологические проблемы самореализации личности. Вып. 12 / под ред. Л. А. Коростылевой. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2008. С. 15–28. 116
4. Фромм Э. Пути из больного общества // Проблема человека в западной философии. М.: Прогресс, 1988. С. 445.
5. Jacobsen B. Invitation to Existential Psychology: A Psychology for the Unigue Human Being and Its Applications in Therapy. England, 2007. P. 9.
6. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. СПб.: Питер, 1997. С. 136.
7. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. М.: «Смысл», 1999. С. 12–13.
8. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М., 1994. С. 69.
9. Хрестоматия по гуманистической психотерапии / сост. М. П. Папуш. М.: Изд-во ин-та общегуманит. исслед-й, 1995. 302 с. С. 118.
10. Мэй Р. Искусство психологического консультирования. М.: Класс, 1994. С. 30.
11. Новейший философский словарь / сост. А. А. Грицанов. Минск: Изд. В. М. Скакун, 1998. С. 218.
12. Лотман Ю. М. Об искусстве. СПб.: Искусство, 1998. С. 227.
13. Гуревич П. С. Расколотость человеческого бытия. М.: Изд-во ин-та филос. РАН, 2009. С. 5.
14. Маслоу А. По направлению к психологии бытия. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002. С. 167.
15. Уильямс Б. Случай Макропулос: размышления о скуке бессмертия // Проблема человека в западной философии / сост. и послесл. П. С. Гуревича; общ. ред. Ю. Н. Попова. М.: Прогресс, 1988. С. 420–442.
Статья поступила в редакцию 16 июня 2011 г.


 

 
liveinternet.ru