Я не верю в рок, который обрушивается на человека, что бы он ни делал; но я верю в рок, который обрушивается на человека, если он бездействует.
Гилберт Кийт Честертон

 
 

+ БИБЛИОТЕКА / Статьи и монографии

 Улыбка Бюджентала, или - субъективные заметки о встрече с экзистенциально-гуманистическим подходом. / 01 1970 03
АВТОР: Миронова М. Братченко Сергей,

 

НАМ СКАЗОЧНО ПОВЕЗЛО!

Нам - это группе московских и питерских психологов, психотерапевтов и психиатров. Повезло - потому, что посчастливилось соприкоснуться с одним из самых интересных и глубоких подходов в современной психологии и психотерапии - экзистенциально-гуманистическим. Причем, не только соприкоснуться, но и вступить в интенсивный двухнедельный диалог с целым созвездием представителей этого направления во главе с одним из его вдохновителей и создателей Джеймсом БЮДЖЕНТАЛОМ (James BUGENTAL). Произошло это на российско-американской конференции "Экзистенциально-гуманистическая психотерапия", которая проходила 20 января - 3 февраля 1997 года в Сан-Франциско - в эпицентре развития экзистенциально-гуманистического подхода (ЭГП).

Предыстория этой встречи уже была кратко описана (см. "Психологическую газету" N1 за 1997 г.). Добавим только, что организация и подготовка непосредственно самой поездки оказались весьма непростыми. Был сложный процесс "комплектования группы" (с горячими дискуссиями, выборами и перевыборами), было много проблем организационных, финансовых (благодаря спонсированию с американской стороны, сами мы оплачивали только проезд и небольшой оргвзнос - но и этого "только" для многих из нас было более, чем достаточно), межличностных и других, с которыми все же удалось справиться. Особо хочу отметить вклад американских коллег, в первую очередь - доктора Роберта НЭЙДЕРА (Robert NADER), главного инициатора, организатора и координатора всего проекта. Без энтузиазма, энергии и большого личного вклада каждого из них этот проект, поначалу казавшийся нам фантастическим, просто не состоялся бы.

Но несмотря на все трудности и преграды из России в Америку таки отправились две группы: московская - Эльмира ДАВЫДОВА, Елена КАЛИТИЕВСКАЯ, Дмитрий ЛЕОНТЬЕВ, Елена МАЗУР, Мария ПАВЛОВА, Алексей ПОПОГРЕБСКИЙ, Вячеслав ЦАПКИН, Василий ЧАХАВА, Марина ЮДИНА; петербургская - Сергей БРАТЧЕНКО, Анна БРОВЦИНА, Наталья ГРИШИНА, Ирина ИСКАНДАРЯН, Елена КОРАБЛИНА, Татьяна КУРБАТОВА, Мария МИРОНОВА, Нина НЕМИЧЕВА, Наталья ПАТТУРИНА.

Конференция проходила на удивление интенсивно - только первый и последний день нашего пребывания там были свободными, а между ними - 14 дней подряд напряженной (порой, до позднего вечера - один из докладов, например, мы слушали после ужина прямо в ресторане), но очень увлекательной работы.

Еще одна отличительная особенность этой встречи - многообразие. Многообразие было во всем: в самом содержании (была представлена не только экзистенциально-гуманистическая точка зрения, но и ряд других подходов, причем были рассмотрены философские аспекты, психологические, терапевтические, клинические и др.); в формах работы (от лекций и докладов - до медитаций и демонстрационных сеансов психотерапии); в составе участников - как с нашей, так и (особенно) с американской стороны (в общей сложности в качестве преподавателей, докладчиков, тренеров, консультантов выступило более 30 человек разных профессиональных и концептуальных ориентаций); даже в условиях и местах проведения - почти каждый день мы меняли "обстановку" и в итоге посетили более 10 различных психологических и культурных центров (включая знаменитые Сэйбрукский институт и Университет Беркли).

Естественно поэтому, что впечатлений и нового опыта мы получили великое множество. Все их можно условно разделить на три блока: связанные с самой Америкой, людьми, с которыми мы общались, и с собственно профессиональной сферой. Остановимся подробнее на последних двух. (О впечатлениях, однако, лучше - от первого лица.)

С.Б. - Мои впечатления от общения с американскими коллегами очень яркие и разнообразные. С одной стороны, я еще раз убедился, что при всех очевидных различиях, "по большому счету" - они такие же, как и мы. Мы довольно хорошо понимали друг друга (несмотря на имевшиеся кое у кого языковые трудности), и у нас оказалось много общего - не столько даже в профессиональном смысле, сколько в чисто человеческом. Несколько раз я вспоминал знаменитую формулу Карла Роджерса: самое глубинное в людях - самое общее.

С другой стороны - в общении с американскими психологами и психотерапевтами я открыл для себя массу нового, получил уникальный опыт. Да, в теоретическом плане наши психологи, как правило, здорово "подкованы", с удовольствием включаются в научные дискуссии... Но вот в практическом отношении, в способности вступить в непосредственный глубокий контакт с клиентом и вести интенсивную, эффективную и при этом недирективную терапевтическую работу - тут большинству из нас еще расти и расти (во всяком случае в отношении себя лично могу утверждать это вполне определенно). Впрочем, само по себе это не стоит расценивать как недостаток: с точки зрения ЭГП, страшно не то, что еще есть что менять, а как раз наоборот - что уже нечего (или - незачем...). Для себя я увидел очень перспективную зону ближайшего развития именно в экзистенциально-гуманистическом направлении.

М.М. - У меня тоже остались очень сильные впечатления от общения с американскими коллегами. Понятно, что все они разные, впрочем, как и мы. В чем мы с ними похожи, как мне кажется, так это в том, что и им, и нам очень не хватает личностного, близкого общения, не скованного понятиями о том, что принято и что не принято говорить. В данном случае культурные и языковые различия сыграли скорее на сближение, чем разделяли нас. Когда не хватает слов, стараешься сразу сказать главное, не тратя усилий на поиски "соответствующих случаю" фраз. И они, в свою очередь, старались говорить с нами попроще, без всяких прикрас и обиняков, и получалось в результате действительно глубокое, честное, очень близкое общение. И, что самое удивительное, такое общение возникало почти сразу, без привычного взаимного присматривания. Многие из тех, кто с нами работал, говорили, что это для них очень необычно, очень их удивляет и очень нравится. Некоторые даже признавались, что с нами они чувствуют себя более свободно и раскованно, чем всегда.

Очевидную разницу между нами я увидела в другом. Меня просто поразило то, с какой готовностью американцы (заметим, "наши" американцы - это в основном психотерапевты гуманистической ориентации ) идут на обсуждение проблем, о которых говорить не очень легко: что нам не нравится в нашем положении, чем мы недовольны, что им не нравится, чем недовольны они, - при этом не беря на себя никаких обязательств немедленно "сделать нам красиво" и не требуя от нас сей же час измениться. Они очень терпимы к различиям и ждут того же от других.

Что еще меня сильно поразило в "практичных американцах" - это то, как много они работают бесплатно (в хосписах, со студентами, с малообеспеченными клиентами и т.д.), полагая это скорее честью, чем исполнением общественного долга. Например, специалист по экзистенциальной философии д-р Ричард Вайзман (Richard Wiseman), как терапевт-волонтер (т.е. бесплатно) ведет пациентов в хосписе для умирающих от СПИДа и относится к этому как к духовной практике, очень ценной для него лично.

Правда, среди наших тренеров не все имели такую практику постоянно, но почти все имели опыт работы волонтерами, проходили соответствующие отбор и подготовку и отмечали этот опыт как один из самых ценных в своей жизни.

Но, конечно, более всего поражает сам Джим - Джеймс Бюджентал. Шесть дней он работал с нами с 10 часов до 18 - читал лекции, проводил демонстрации, упражнения и обсуждения. Был энергичнее и активнее всех, почти не отдыхал - это на 82-м году жизни! Пожалуй, больше всего впечатляет его действительное полное присутствие ("присутствие" - один из важнейших параметров процесса психотерапии в ЭГП): если он слушал, то он был полностью вовлечен, все запоминал (через неделю или больше мог воспроизвести сказанное кем-то), реагировал на мельчайшие невербальные детали, что называется - "вникал"; если говорил, то старался быть максимально понятым, учитывал реакцию (даже невысказанную) аудитории; если отвечал на вопрос, то сочетал в ответе и глубину и точность, стараясь ответить именно на вопрос, а не просто высказать свое мнение по затронутой теме. При этом он еще умудрялся шутить, острить в подходящих местах и не скрывал удовольствия от удавшихся острот!

Если коротко выразить свое впечатление от Джима, то можно сказать, что оставаясь совершенно свободным и самим собой, добиваясь своих целей в изложении ЭГП (а это все-таки его подход) он при этом стремился работать и быть для нас. Мне кажется, что для него быть адекватно понятым было важнее, чем изложить подход максимально подробно и красиво.

С.Б. Да, встреча с Джимом - это и для меня самое яркое впечатление... В свое время я очень увлекался участием в различных тренингах, семинарах и т.п., прошел их множество и видел работу "звезд" разной величины (как наших, так и заезжих). И для меня, как правило, большей ценностью и привлекательностью обладали скорее представляемые методы (идеи, техники, приемы), а не их "носители" (которых иногда хотелось назвать "разносчиками"...). Здесь же было совсем иначе. Я видел перед собой не только (и не столько!) крупнейшего теоретика и уникального терапевта, лидера целого направления в психологии (Бюджентал, как известно, был соратником А.Мэслоу, К.Роджерса, Р.Мэя и других по осуществлению "гуманистической революции" в психологии, его избрали первым президентом "Ассоциации за Гуманистическую Психологию", он был редактором знаменитой книги, своего рода "гуманистического манифеста" - "The Challenges of Humanistic psychology" (1967) и т.д. и т.п.), но прежде всего - человека, Личность. Человека мудрого - но готового удивляться и открывать снова и снова. Человека опытного и удивительно глубоко понимающего - но уважающего тайну внутреннего мира личности и отказывающегося давать однозначные, окончательные ответы. Человека, мыслящего ясно, логично, раскладывая все "по полочкам", - и виртуозно владеющего метафорами, образами, шутками. Человека, который всю жизнь имел дело с людскими страданиями, болью, проблемами - и сохранил оптимизм и веру в позитивную сущность человеческой природы... И еще. Для меня принципиально важно было убедиться в том, что в данном случае Человек и его Концепция (теоретическая и практическая) - это единое целое: Бюджентал полноценно живет, присутствует в своей теории и в своей практической работе; а его концепция - очень жизненная и очень личная. И он сам и его подход - удивительно естественны и гармоничны.

Не хотелось бы идеализировать и "творить кумира" из Бюджентала, но могу сказать, что для меня лично встреча с ним - одно из самых важных событий в моей жизни...

Когда я вспоминаю общение с Джимом - чаще всего я вижу его улыбающегося. И эта улыбка - мягкая, открытая, обаятельная и слегка ироничная - это сегодня один из главных моих образов экзистенциально-гуманистического подхода.

Разумеется, этим образом суть ЭГП не исчерпывается и об этом - разговор особый...